Пока центральное телевидение на фоне окончания ЧМ по футболу возвращается к своей привычной жизни, обсуждает Украину, Трампа, НАТО, новые отравления в Великобритании – на маленьких кулуарных площадках обсуждаются вопросы мелкие, глобального значения не имеющие. Пенсии там разные, налоги. Деятельность правительства Медведева…

При этом вот что удивительно и показательно. Люди самой разной политической окраски (к примеру, экономист Михаил Делягин и политолог Екатерина Шульман) говорят вещи, в общем-то одинаковые. Действия правительства привели к тому, что т.н. «крымский консенсус» 2014 года оказался окончательно похоронен. Ни о какой солидарности с властью в обществе речи больше не идёт. Начались фундаментальные политические процессы, которые нельзя остановить, а можно разве только сгладить.

При этом все сходятся и на том, что в целом все решения правительства будут так или иначе продавлены.

Однако же, по-моему, дело обстоит куда хуже. Если даже на секунду представить себе, что президент в последний момент заморозит все планы правительства, не станет подписывать ни один из предлагаемых ныне законов, это никоим образом ситуацию уже не исправит.

Почему? Да потому что люди уже столкнулись с вызывающим поведением самых разных персонажей на самых разных политических уровнях при заталкивании реформы в глотку населению. И на уровне местных заксобраний. И на уровне Госдумы. И на уровне официальной пропаганды. И на уровне экспертных оценок, Общественной палаты – и так далее, и тому подобное.

Теперь не только финансово-экономический либеральный блок правительства и глава ЦБ являются для граждан неприемлемыми. Но де-факто вся существующая вертикаль власти – вплоть до глав городов, губернаторов, провластной интеллигенции.

Забыть то, что было сказано и как всё делалось, невозможно. И отменить нельзя. Если, конечно, в Кремле нет чудодейственной машинки из фильма «Люди в чёрном» – нажал на кнопочку, и все всё забыли.

Более того. Не знаю, кто там советовал президенту заранее дистанцироваться от всего, что будет происходить после выборов, но это был дурной совет. Да, Путин шёл самовыдвиженцем (видимо, понимая, что «Единая Россия» тоже вынуждена будет выполнять вскоре грязную работу). И сегодня нам говорят, что президент «следит, но пока не принимает участия» в подготовке «непопулярных реформ» (а они как-то похожи на певцов – одни популярные, и залы полны, а на других люди не ходят?).

До сих пор разные директора выдуманных институтов с одним сотрудником на весь штат продолжают убеждать, что «у президента тефлоновый рейтинг, к нему ничего не липнет».

Увы, это уже не так.

Вместе с тем консенсус в обществе остался. Можете по-прежнему называть его «крымским». Можете называть его «пенсионным». Ведь цифры опросов показывают, что число противников нынешних реформ лежит в промежутке между 80% и 90%. Узнаете?

Ба, да это же знакомые нам 86% «ватников и колорадов», все горой выступивших за «Крым наш»!

Только теперь в этот консенсус не входит сама власть. Выставлена за дверь. Вынесена за скобки. И мы наверняка увидим это уже на выборах в этом сентябре.

Процесс, когда власть большинства стремительно превращается во власть меньшинства мы уже наблюдали в нашей недавней истории. И это болезненно не только для общества. Для господ управителей – тоже.

Ещё вчера ты, современный большевик, гнул пальцы на трибуне, презрительно бросая оппонентам, оказавшимся в меньшинстве, что за них просто не голосуют. А сегодня – уже сам в меньшинстве. И, быть может, даже вне парламента. Вне кресла. Вне потока.

Как говаривал один особо уважаемый в нашей стране политик, щеголявший словом «нАчать» и вынужденный из-за этого уважения свой юбилей отмечать в Лондоне: «Процесс пошёл».

 

 Источник: https://publizist.ru/