Астрономические расходы на проведение чемпионата мира по футболу настолько разозлили бразильцев, что те добились импичмента президента. В России такой сценарий вряд ли возможен. Напротив, Путин способен извлечь политические дивиденды из ультрадорогого футбольного турнира

Бразилия и Россия во многом похожи. Две большие страны, претендующие на лидерство в своем регионе, входят в неформальное объединение развивающихся экономик БРИКС. Параллельно обе страны стремятся принимать у себя крупнейшие спортивные турниры – Олимпиаду и чемпионат мира по футболу.

Бразилия с перерывом в два года провела чемпионат, а затем Олимпиаду, Россия за четыре года приняла Олимпиаду и футбольный турнир. Но на этом сходство заканчивается.

 

Чем важны Олимпиада и ЧМ

 

Сегодня Олимпийские игры и ЧМ по футболу – главные события на планете. Никакое иное спортивное действо не способно соперничать с ними по зрительскому вниманию и размеру аудитории.

Футбольная федерация (ФИФА) и Международный олимпийский комитет (МОК) по объемам проходящих через них средств сопоставимы с небольшими государствами или крупными межнациональными корпорациями. Бюджет ФИФА на 2015-1018 годы превышает $5,6 млрд, примерно таков же бюджет МОК на 2012-2016 годы.

Президенты этих организаций сопоставимы по значимости с главами государств: их принимают на высшем уровне, перед ними порой заискивают, стремясь получить право на проведение турниров.

Поэтому получение Россией права на их проведение можно расценивать как несомненный успех власти: для достижения этого результата страна должна соответствовать многим критериям «цивилизованности».

Все спортивные мероприятия подобного рода имеют в виду в первую очередь эффект политический, а не экономический, по крайней мере для организаторов. Получение выгоды и прибыли всплыло лишь в последние десятилетия – в эпоху телетрансляций и продажи прав на показ, рекламных и спонсорских контрактов. Большой бизнес пришел в большой спорт не так давно.

 

Как работает спортивный бизнес

 

В семидесятых годах прошлого века Брежнев, ознакомившись с перечнем затрат на московскую Олимпиаду, всерьез задумывался об отказе от ее проведения. Выплата штрафа в том случае была гораздо дешевле для советской экономики, и без того перегруженной военными расходами и строительством Байкало-Амурской железнодорожной магистрали.

Между тем со времен финансово самодостаточной Олимпиады в Лос-Анджелесе 1984 года в моду вошел тезис об окупаемости. Правда, достичь ее не удалось никому.

В последнее время чемпионаты мира по футболу превращаются по большей части в развлечение для стран Третьего мира. Вспомним места проведения последних турниров: ЮАР, Бразилия, Россия, Катар. То есть в принятии матчей заинтересованы те правительства, которые что-то хотят доказать и продемонстрировать миру.

В западных странах крупные турниры проводятся все реже ввиду мощной критики. Всякий раз подобные чемпионаты провоцируют обвинения в коррупции, обсуждение урона спортивной инфраструктуры для экологии, дискуссии о социальной несправедливости и нарушении культурного наследия.

Разумеется, все чемпионаты ФИФА организуются под лозунгом о благоприятных экономических последствиях. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что это совсем не так. Например в Бразилии в год проведения чемпионата мира-2014 рост ВВП составил всего 0,5%, в 2015-м он ушел в минус на 3,8%, а в 2016-м, году Олимпиады, падение составило еще 3,6%.

В ЮАР, принимавшей международный турнир в 2010-м, в 2009 году, когда шли наиболее интенсивные строительные работы и вкладывались максимальные инвестиции, впервые за несколько лет ВВП не вырос, а сократился на 1,5%.

 

Как чемпионаты разоряют организаторов

 

Никакой значимой корреляции между проведением крупного соревнования и ростом экономики, особенно в долгосрочной перспективе, обнаружить не удается. Приезд туристов-болельщиков отпугивает других туристов, боящихся шумных фанатов, столпотворений и суеты. В дальнейшем турпоток также не возрастает.

Рабочие места, о которых любят говорить представители ФИФА и стран-организаторов, возникают в основном в строительном секторе и оказываются кратковременной занятостью. Продажа напитков и закусок в местах Игр оборачивается запретом на неуполномоченную торговлю там же и, как следствие, потерями владельцев мелких киосков и уличных торговцев.

Расходы на безопасность ложатся тяжким бременем на бюджет, который и без того страдает, поскольку никогда не удается уложиться в смету. В Лондоне-2012 она была превышена в два раза, в Барселоне-1992 – в четыре. А превышение означает либо увеличение дефицита госбюджета, либо удорожание услуг (например цен на билеты или стоимости гостиничных номеров).

Главный же благоприобретатель – ФИФА, которая никогда не остается внакладе. На чемпионате мира в ЮАР главная футбольная организация на планете заработала $2,4 млрд., в Бразилии доход вырос до $4 млрд. Иными словами, все риски ложатся на принимающую сторону, а ФИФА снимает сливки.

По большому счету, по итогам ЧМ-2010 ЮАР получила разве что мировое продвижение дудки вувузелы, ставшей популярной на футбольных матчах по всему миру.

 

Одноразовые стадионы

 

Конечно, после футбольных чемпионатов остается инфраструктура – как минимум спортивная и транспортная. Это немалое достижение, однако после завершения турниров неизбежно встает вопрос о полноценном использовании этой инфраструктуры.

Скажем, в ЮАР очень популярно регби, и все футбольные стадионы здесь строятся с учетом возможности легкого перепрофилирования под эту игру. На одной и той же арене последовательно играют то в футбол, то в регби.

В России такую двойную загрузку представить невозможно, особенно с учетом климатических условий. В Южной Африке или Бразилии играют круглогодично, у нас – нет. Главной и зачастую единственной целью российских стадионов остается сам чемпионат мира по футболу.

 

Чемпионат как повод для отставки

 

С политическими дивидендам все так же непросто. Скажем, Олимпиада в Пекине 2008 года стала, скорее, позитивным событием, но имидж Китая кардинально не изменила. А вот чемпионат и Олимпиада в Бразилии не принесли никаких выгод инициаторам.

Напротив, действующего президента Дилму Русеф отстранили от должности в 2016 году после Олимпиады, а ее предшественник Лула да Силва попал в тюрьму. Важную роль в этом сыграло сильнейшее недовольство простых бразильцев огромными расходами бюджета на проведение спортивных соревнований – народ требовал ответа, почему правительство Русеф и да Силвы вкладывало деньги в строительство стадионов, а не в развитие собственной страны.

У России есть пример летних Олимпийских игр 1980 года в Москве. Эти игры должны были продемонстрировать достижения СССР и разрядить международную обстановку. Вместо этого западные страны и Китай бойкотировали Олимпиаду-80 в связи с вторжением советских войск в Афганистан.

Сочинская олимпиада также ни на йоту не улучшила имидж России. Скорее можно говорить об очередном ухудшении репутации – к примеру, из-за четырехкратного превышения первоначальной сметы, которая в итоге дошла до $51 млрд. Эта сумма превзошла даже расходы китайцев на проведение летней Олимпиады-2008, на которую потратили до $44 млрд. – хотя летние Игры по определению должны быть много дороже.

В то время была популярна шутка о том, что Россия устанавливает рекорды по стоимости игр. Новый удар по репутации нанес допинговый скандал, прочно связанный с российскими победителями и призерами Олимпиады.

Усугубил ситуацию украинский кризис, активная фаза которого началась как раз в завершающие дни Олимпиады. В тот момент события в Крыму и на Донбассе совершенно затмили происходившее в Сочи: вместо радости спортивных побед Россия переключила внимание на ссору с ближайшим соседом. То, что последовало за этим, окончательно испортило для Запада имидж России. Никакая Олимпиада помочь этому уже не могла.

 

Хлеба и зрелищ

 

Нынешний ЧМ может стать совершенно другой историей – хотя бы потому что он предназначен для внутреннего потребления. Переубедить кого-либо за рубежом Кремль больше не собирался – и это дало неожиданный результат: гости остались очень довольны самим зрелищем, лишенным политической накачки. И свои граждане получили не только футбольный праздник, но и красивую иллюстрация под названием «все флаги в гости будут к нам».

Каких-то массовых протестов по образцу бразильских ждать не приходится. Бразилия – страна с традиционно слабой центральной властью и населением, которое привыкло к независимому поведению. В России все наоборот. Вместо разрушения авторитета президента российский ЧМ скорее пойдет в копилку действующей власти – правда, без какого-либо роста ее популярности.

Цены на бензин и поднятие пенсионного возраста тревожат россиян больше стоимости строительства стадионов. И выступление национальной сборной россиянам также куда интереснее финансовых аспектов подготовки к ЧМ.

Завершая, можно вспомнить слова одного блогера, сравнившего сочинскую Олимпиаду с праздником, который барин устроил в крепостной деревне. Так блогер отвечал на упреки о том, что деньги налогоплательщиков используются впустую. По его логике, не будь Олимпиады или чемпионата мира, средства, потраченные на стадионы, все равно не дошли бы до людей. В этом смысле население ничего не теряет и не получает.

Ни «драйвером», ни «триггером» роста (как любят сейчас выражаться самоназначенные эксперты и «прогрессивные» чиновники) чемпионат мира не станет. Равно как и разорением или причиной упадка. Футбольный турнир останется тем, чем он всегда был – развлечением для плебса и способом удовлетворения тщеславия патрициев. Старый римский лозунг «хлеба и зрелищ» по-прежнему актуален.

 

По материалам Максим Артемьев

Источник: https://publizist.ru/