«В России на основании засекреченного межведомственного приказа 2014 года уничтожаются архивные учетные карточки со сведениями о репрессированных в СССР. Об этом директор Музея истории ГУЛАГа Роман Романов сообщил советнику президента РФ Михаилу Федотову, попросив его разобраться в ситуации. Уничтожение карточек означает полное удаление информации о нахождении осужденных в системе ГУЛАГа, говорится в письме…»

Кроме сказанного уничтожение карточек означает более важное: не коммунисты пытаются скрыть реальную информацию о том не простом времени, а либералы. Почему? А потому что реальная информация о том времени противоречит всем навязанным современному обществу и прописанным уже и в учебники статистическим и фактическим данным. Сегодня, когда имеется возможность совершенно безболезненно перевести все архивы в цифру, вдруг кому-то пришло в голову просто уничтожить карточки.

«В случае если заключенный умирал или погибал в лагере, его личное дело отправлялось на бессрочное хранение, — пояснил “Ъ” господин Романов.— А если человек освобождался, то его дело уничтожалось, но составлялась архивная карточка, где указывались ФИО, год и место рождения, передвижение заключенного между лагерями и лагерными пунктами, а также дата освобождения». О практике уничтожения карточек узнал один из партнеров музея, исследователь Сергей Прудовский. Этой весной он разыскивал информацию о репрессированном крестьянине Федоре Чазове, чей брат Григорий выжил после расстрела, смог дойти в 1938 году до председателя Всероссийского ЦИКа Михаила Калинина и опять был отправлен на расстрел. Федор Чазов был осужден на пять лет лагерей и выслан в Магаданскую область…

«Я запросил УМВД по Магаданской области. Они ответили, что личное дело заключенного было уничтожено еще в 1955 году согласно приказу тех лет. При этом выяснилось, что архивная учетная карточка тоже была уничтожена», — рассказал «Ъ» господин Прудовский. На его вопрос, на каком основании это сделано, начальник информационного центра УМВД России по Магаданской области Михаил Серегин сообщил, что есть межведомственный приказ под грифом «для служебного пользования» от 12 февраля 2014 года «Об утверждении наставления по ведению и использованию централизованных оперативно-справочных,криминалистических и разыскных учетов, формируемых на базе органов внутренних дел РФ».

То, что в СССР дела в архивах могли храниться только ограниченный срок — общемировая практика, связанная с чисто прагматическими особенностями хранения огромных объемов информации, которая практически теряла всякий смысл: отсидел — государству нет смысла хранить дело. Но даже в этом случае учет и контроль советского государства, совершенно не собиравшегося ничего скрывать и обманывать потомков, оставался на высоте в виде появления документа с меньшим объемом информации о произошедшем в виде карточек. И вот в век компьютеризации и цифровизации, когда в информационные хранилища легко отправляются объемы информации значительно больших размеров, наши либеральные власти кулуарно принимают решение об уничтожении информации о периоде истории нашего государства, который не исследован досконально, который вызывает полярные разночтения в трактовках. Совершенно очевидно, что такие действия могут предприниматься только с целью сокрытия реальности прошлого, которая противоречит современным либеральным трактовкам. Как удобно: трактовку оставить, а подтверждение «десятков миллионов жертв кровавого сталинского режима» уничтожить, «демократично» и «открыто» прикрывшись ведомственным указом ДСП.

Этот приказ подписан совместно МВД, Минюстом, МЧС, Минобороны, ФСБ, ФСКН, ФТС, ФСО, СВР, а также Генпрокуратурой и Государственной фельдъегерской службой. «Срок хранения карточек на осужденных — до достижения ими (осужденными) 80-летнего возраста, — говорится в ответе господина Серегина.— Срок хранения карточки на Чазова Федора истек в 1989 году, уничтожена карточка по акту от 11 сентября 2014 года».

Тут не удастся сослаться на какую-то «непродуманность» и частную инициативу. Тут вам прямое уничтожение исторических документов, противоречащих современным либеральным камланиям. И как удобно прикрыться лозунгами своей же лживой доктрины:

Террор снимают с учета (???)

Не террор снимают с учета, а вранье о его наличии освобождают от возможности опровержения. Вот что пишет настоящий исследователь этого вопроса историк Земсков В.Н. задолго до этого приказа:

Таким образом, исходя из нашей версии общего числа репрессированных по политическим мотивам, удельный вес таковых в составе населения, жившего в 1918–1958 годах, составляет 2,5 % (около 10 млн по отношению к свыше 400 млн). Это значит, что 97,5 % населения СССР не подвергалось политическим репрессиям ни в какой форме. На сокрытие этого непреложного факта в последние почти четверть века направлена вся мощь пропагандистской машины. Делается все возможное и невозможное, чтобы сохранить внедренное в массовое сознание ложное представление о том, что якобы весь или почти весь народ подвергался различным репрессиям.

И такую точку зрения, основанную на реальных научных исследованиях и документах, поддерживают не только у нас в стране:

Для ответа на вопрос о влиянии репрессий в их реальном масштабе на советское общество мы бы посоветовали ознакомиться с выводами американского историка Роберта Терстона, выпустившего в середине 1990-х годов научную монографию «Жизнь и террор в сталинской России. 1934–1941» (Thurston R. Life and Terror in Stalin’s Russia. 1934–1941. New Haven, 1996). Основные выводы, по Терстону, звучат так: система сталинского террора в том виде, в каком она описывалась предшествующими поколениями [западных] исследователей, никогда не существовала; влияние террора на советское общество в сталинские годы не было значительным; массового страха перед репрессиями в 1930-е годы в Советском Союзе не было; репрессии имели ограниченный характер и не коснулись большинства советского народа; советское общество скорее поддерживало сталинский режим, чем боялось его; большинству людей сталинская система обеспечила возможность продвижения вверх и участия в общественной жизни.

Вот именно наличие таких не предвзятых научных работ и исследователей и привело, по моему мнению, к необходимости почистить архивы, чтобы исключить возможность опровергнуть, доказать лживость либеральных трактовок советского периода истории нашей страны.

Как легко будет писать что-то, похожее вот на это:

Он отметил, что количество осужденных в годы советских репрессий неизвестно. Только на 1937−1938 годы приходится более 1,7 млн арестов по политическим статьям. По подсчетам международного общества «Мемориал», общее число репрессированных может достигать 12 млн.

Сравним с тем, что пишет В.Земсков:

По документально подтвержденным данным, в 1937-1938 гг. по политическим мотивам было осуждено 1344923 человека.

Ну, не будет карточек и что тогда напишут писаки из «мемориалов», выполняющие вполне определенный заказ?

В Росархиве исследователю сообщили, что все документы об осужденных в советское время должны пройти экспертизу. В случае признания документа ценным он ставится на госучет и подлежит бессрочному хранению.

Ну, да: кто-то «проинспектировал» карточки, посчитал их не ценными документами и приказал их уничтожить, как не вписывающихся в современную концепцию описания сталинского периода… История — «великая наука», а либералы в любом спорном вопросе демонстрируют отличное подтверждение своих методов работы: если документы противоречат либеральным идеям, то тем хуже для документов…

Председатель СПЧ Михаил Федотов заявил «Ъ», что изучит проблему. «Мы всегда будем защищать сохранение архивных материалов, они содержат очень важную историческую информацию, — подчеркнул господин Федотов.— Это принципиально важно, так как это средство противодействия фальсификации истории. Когда есть документ, его фальсифицировать практически невозможно. А когда документа нет, можно придумать все, что угодно.

Какие верные слова, когда дело случайно вылезло на всеобщее обозрение. Ведь правильными лозунгами сыпать, одновременно действуя им вопреки — основа поведения современной «илитки». Получается, что когда чуть ли не все министерства и ведомства страны на самом высоком уровне готовили в тайне, скрытно приказ об уничтожении, они не знали о том, что когда документа нет, можно придумать все, что угодно.

Как удобно: ни ответственных, ни наказаний, а васька слушает, да ест… В смысле, карточки, как опровержение либерального бредка о советском строе, уничтожаются по тихому…

Источник →https://aftershock.news/