Первый серьезный документ, подписанный новым председателем Внешэкономбанка (ВЭБ) Игорем Шуваловым – отчет за I квартал 2018. Убыток – 21,9 млрд. руб. против прибыли 14,1 млрд. руб. в I кв. годом раньше. Понятно, что это убыток не его, а еще прежнего председателя ВЭБа Сергея Горькова, но именно Шувалов зафиксировал и принял это дело.

И это при том, что ВЭБ получил из бюджета 95,6 млрд. руб. на докапитализацию (возможно, не без помощи былого первого вице-премьера Шувалова). Без этих денег покрывать убытки банка от операционной и инвестиционной деятельности было бы просто нечем.

И первое, с чего начал Шувалов – попытался вытрясти с правительства еще денег на докапитализацию. Что возмутило даже его бывшего подчиненного главу Минфина Антона Силуанова. Минфин гордо заявил, что требует от ВЭБа детального финансово-экономического обоснования запрашиваемой суммы (сумма пока неизвестна) и объяснения, какой эффект от этого получит экономика РФ.

«Помойка плохих долгов» – так назвал ВЭБ сам Путин в ежегодном послания Федеральному Собранию 2015 года (он тогда критиковал «многие институты развития в России», а самым крупным из них является именно ВЭБ). Обещав провести их «расчистку».

И как получилось? Не очень.

Для расчистки в ВЭБ в феврале 2016 был назначен бывший зам. Грефа в Сбербанке Горьков. Назначение удивительное – Горьков служил в Сбербанке вовсе не по финансовым делам. Он вообще не финансист, а скорее кадровик и «смотрящий» – много лет наблюдал за разными банками, в том числе и за разными заграничными дочками Сбербанка. И вот его поставили на ВЭБ, чтобы, как говорят, ликвидировать царившее там мелкое и крупное воровство. Возможно, с этим Горьков справился, но с финансами ВЭБа – явно нет.

Если в 2015 году ВЭБ свел свою отчетность с формальной прибылью, то в 2016-м из-за создания резервов под невозвратные кредиты убыток банка составил 112 млрд. руб., а в 2017-м – 288 млрд. руб.

Почему убыток так резко вырос? ВЭБ перестал распродавать свои активы. Ему есть что продать, но он не стал этого делать, предпочтя тянуть деньги у государства.

За 2 года (2016-2017) ВЭБ получил:

— 231 млрд. руб. субсидий из бюджета,

— 288 млрд. руб. взносы в капитал опять же из бюджета,

— 575 млрд. руб. средств ФНБ (бюджетного фонда нацблагосостояния) в виде продления депозитов, финансирования конкретных проектов и просто – не смейтесь, так и написано на сайте Минфина! – «обеспечения достаточности собственных средств»… Собственных!

Уже сложили? Да, более 1 трлн. руб. только прямого бюджетного финансирования. Сравните эту цифру например с последними демографическими инициативами президента: 80 млрд. руб. в год.

 

А еще ВЭБ управляет пенсионными накоплениями граждан на 1,85 трлн. руб., ведет расчеты по госдолгу и госгарантиям РФ и т.д. Несмотря на убытки и колоссальные просроченные кредиты российской рейтинговое агентство АКРА присвоило ВЭБу высший рейтинг, объяснив это тем, что страна ответит по его долгам.

При этом сей главнейший институт развития как был, так и остается «помойкой», несмотря на созданные за 2 года 760 млрд. руб. резервов под ожидаемый невозврат кредитов. Если бы он был обычным банком – ЦБ давно бы отозвал у него лицензию. Но правительство вывело его из-под надзора ЦБ: ВЭБ не имеет банковской лицензии и считается госкорпорацией, зовется «банком» лишь на основании специально принятого о ВЭБе закона. Председателем Набсовета является председатель правительства (Медведев), в Набсовет входят ключевые экономические министры и экономический помощник президента.

Все, что происходит в ВЭБе – результат хозяйствования экономистов правительства. Например 80% кредитов, выданных под «олимпийские стройки», просрочены и теперь реструктурированы. Мы будем расплачиваться за Олимпиаду в Сочи еще 20 лет. Примерно такая же судьба у многих других крупнейших проектов.

И вот Шувалова послали на место Горькова, который в один момент исчез из банка. А чтобы не сидеть просто на «помойке» Шувалову дали подарок – «фабрику проектного финансирования», открытую в феврале и на недавнем питерском экономическом форуме (ПМЭФ) подписавшую соглашений об участии в проектах на 750 млрд. руб.

Условия «фабрики»: инвестор вкладывает только 20% своих средств, остальное даст ВЭБ под плавающий процент на 20 лет. Откуда эти средства? А за счет пенсионных резервов и накоплений. ВЭБ выпустит новые облигации под гарантии правительства – и кто-то их с удовольствием купит. Почему нет? Доходность нормальная, а если что – государство выкупит обратно облигации.

Все, конечно, понимают, что «фабричная история» кончится тем же, что и обычно. Но правительству надо показать усилия по разгону экономического роста – так вот они. И хорошему человеку новую кормушку отгрохали заодно.

Мораль же всей этой хитросплетенной басни проста до слез – никто в правительстве не хочет всерьез трудиться: строить новые гиганты индустрии, реанимировать старые, создавать обещанные Путиным «25 миллионов новых технологичных рабочих мест». А занимаются наши убогие правители все одним и тем же: песесовывают из кармана в карман нефтяные деньги и переставляют с поста на пост объевшихся до безобразия чиновников, которым будет хорошо по-всякому. И для которых на наших «помойках» хоть вовсе не расти трава!

Источник: https://publizist.ru/