В деле признанного мировой культурно-содомитской тусовкой «гения» Кирилла Серебренникова наступила новая фаза. Следственный комитет собрал 250 томов доказательств хищения 133 миллионов рублей бюджетных денежных и собирается конфисковать имущество «художника» и его компании в виде квартиры в Германии, дорогих машин, 100 тысяч долларов и ювелирных украшений.

Помимо самого кумира лиц либеральной половой ориентации, по делу Серебренникова привлекаются еще пятеро: Алексей Малобродский, Юрий Итин, Нина Масляева, Софья Апфельбаум и Екатерина Воронова. Всех их обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере в составе организованной группы (санкция ч. 4 ст. 159 УК предусматривает до десяти лет тюрьмы). «Следственные действия по уголовному делу завершены. Обвиняемые и их защитники продолжают знакомиться с материалами дела, объем которого более 250 томов. С материалами 50 томов они уже ознакомились», — заявила представитель СК России Светлана Петренко. 

По словам представителя СК, обвиняемые похитили 133 миллионов рублей бюджетных денежных средств из 214 миллионов, выделенных в 2011-2014 годах АНО «Седьмая студия» на развитие и популяризацию современного искусства России в рамках проекта «Платформа» по ежегодным соглашениям о выделении субсидий. Теперь следователям предстоит вернуть эти деньги. Возмещать ущерб они будут за счет ареста имущества фигурантов, которое те получили в период совершения хищения. Так, уже наложен арест на квартиру «бедного гения» Серебренникова в Германии, стоимостью 300 тысяч евро, автомобили фигурантов стоимостью около 7 миллионов рублей, дорогостоящие ювелирные украшения, а также 5 тысяч евро и около 100 тысяч долларов США. Откуда у данных граждан появились эти материальные ценности, они пока внятно не объяснили. Вот просто шел режиссер по Германии, и — бах! — 22 133 880 рублей (300 тыс. евро по курсу ЦБ) на голову свалились, он квартирку и прикупил, а заодно и машину и далее по списку СК. Чтобы было понятней, в чем считать, средняя месячная зарплата в Самарской области как раз 22 тысячи рублей. То есть самарцу надо проработать всего лишь тысячу месяцев или 83 года, чтобы купить подобную квартиру. Это при условии, что им не нужно будет есть, пить и оплачивать коммунальные услуги.

«Не стоит демонизировать следствие. При расследовании экономических преступлений основной целью СК России является обеспечение возврата государству похищенного имущества. Чтобы этого добиться, важно не допустить ситуации, при которой обвиняемые годами скрываются за рубежом, выводят туда же похищенные денежные средства», — сообщила Светлана Петренко.

Более того, «кровавый режим» и так уже пошел на все уступки подозреваемым. Серебренникову, Итину, Масляевой и Апфельбауму судом по ходатайству следствия был избран домашний арест. Обвиняемому Малобродскому, который имел проблемы со здоровьем, меру пресечения смягчили. Сделали это после того, как стало ясно, что он не сможет выехать в Израиль, как это сделала еще одна обвиняемая Екатерина Воронова, которая сейчас объявлена в международный розыск. И то тому же Серебренникову сделали исключение и отпустили временно из-под домашнего ареста для посещения больного отца.

А далее будет суд, где нашего гомогения будут защищать лучшие адвокаты, а коллеги пойдут по министерствам и к Президенту просить отпустить «невинную жертву режима».

Пойдут не ради Серебренникова, а потому что, как выяснили в прошлом году более чем рукопожатные правозащитники из «Transparency International», в большинстве из именитых театров процветают далеко не культурные ценности. «Как минимум четырнадцать театров в 2013-2017 годах заключили более 60 контрактов на общую сумму, превышающую 97 миллионов рублей со своими собственными руководителями как с физическими лицами или индивидуальными предпринимателями. Театры нанимали своих художественных руководителей в качестве актеров и режиссеров, а также арендовали у них помещения и реквизиты для постановок.

Так, руководитель «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман получал от своего театра в среднем примерно по 440 тыс. руб. за постановку одного спектакля; руководитель Театра имени Пушкина Евгений Писарев — по 480 тыс. руб.; руководитель Театра на юго-западе Олег Леушин — по 180 тыс. руб.; руководитель «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников — по 345 тыс. руб. За актерскую игру в своих театрах Олег Табаков и Олег Меньшиков зарабатывали более чем по 600 тыс. в месяц; Надежда Бабкина — 520 тыс. в месяц. Все контракты заключены на безальтернативной основе — с единственным поставщиком. В обосновании контракта указывалось, что художественные руководители театров лучше прочих могут поставить спектакли и исполнить в них роли», — сообщили в своем докладе правозащитники. 

То есть та же цеховая солидарность, как и в истории с Васильевой, где либо не трогайте никого, либо сажайте через одного. Но сажать нельзя, ибо это «репрессии».

Снова взвоет Ахеджакова и правозащитники: она сама признавалась, что среди актеров больше половины русофобов. Может, даже санкции пробьют, ибо Серебренникова в Каннах представили именно как жертву Путина, почему и крутят фильм, где Виктор Цой представлен как проститутка-педераст. Фильм настолько «талантлив», что даже рокер, которого оппозиционней нет, — Борис Гребенщиков, ездивший на Украину развлекать бандеровцев, и тот запретил Серебреникову упоминать свое имя в картине. А зная пристрастия новых фестивалей и политический контекст, какая-никакая, а пальмовая ветвь Серебреникову явно достанется.

В итоге на суд будет надавлено со всех сторон и есть очень большая вероятность, что получит Серебренников условный срок да свои 250 томов и будет дальше творить «Нуриевых». Беда здесь в том, что объяснить после этого, почему нельзя воровать Васе из Самары или Коле из Тюмени, будет еще сложней, просто потому что закон, исполнение которого не обязательно для всех, — не более, чем бумажка.

РИА Катюша

Источник  http://katyusha.org/