Его главному сопернику Алексею Навальному запрещено выставлять свою кандидатуру, так что перед нынешним президентом открывается широкий путь к переизбранию. Владимир — вождь навсегда? — задается вопросом обозреватель портала Slate.fr    Даниэль Верне.

От мартовских выборов никто не ждет сюрпризов. Путин объявил о выдвижении своей кандидатуры, в чем никто не сомневался, и его победа считается уже достигнутой. По данным автора, 75% россиян говорят, что готовы за него проголосовать.

Самый серьезный оппозиционер, тот, кто не смог бы помешать его избранию, но, по крайней мере, мог бы нанести ущерб, отняв часть голосов, был отстранен от президентской гонки. «ЦИК не разрешил Алексею Навальному выставлять свою кандидатуру из-за судебного постановления по какому-то темному делу о мошенничестве», — пишет автор статьи. Еще есть бывшая телезвезда, дочь бывшего мэра Санкт-Петербурга, который был наставником Путина в 1990-е, однако Ксении Собчак довольно трудно будет увлечь за собой маленький контингент либеральных и демократических избирателей. Навальный уже призвал своих сторонников бойкотировать выборы, что ясно означает: не голосовать за Собчак, отмечает Верне.

Путину всегда везло — выступающая против него оппозиция была расколотой, и он сделал все, чтобы такое положение сохранялось. Единственным российским политиком, имевшим хоть какой-то шанс объединить оппозиционеров, был Борис Немцов. Он был убит в феврале 2015 года под стенами Кремля, напоминает обозреватель.

Когда Путин приступит к своему четвертому мандату, он будет пребывать у власти 18 лет — как Леонид Брежнев (1964-1982), и такое сравнение не слишком лестное. Брежневский «застой» стал прелюдией к развалу СССР. Когда в 2024 году его срок закончится, Путину будет 71. Что он будет делать? «Конституция в принципе запрещает более двух сроков президентства подряд, — рассуждает автор статьи. — Конечно, президент может изменить Основной закон. Госдума находится в его подчинении. Однако он заботится о соблюдении формальностей». «Имитация демократии», господствующая в России, по выражению политолога Лилии Шевцовой, требует сохранять видимость. Выходом может стать создание некого Высшего Совета страны под руководством Путина, который даст ему более высокие полномочия, чем самому президенту.

Спекуляции на четвертом — возможно, последнем мандате — крутятся вокруг вопроса: надо сохранять Путина или защищать путинизм? Путин прекрасно знает, что такой вопрос возникнет по мере приближения следующих президентских выборов в 2024 году, говорится в статье.

В 2016 году он создал Национальную гвардию — структуру из 400 тыс. человек, объединяющую элитные подразделения Министерства внутренних дел и полиции. «Управление ею он поручил Виктору Золотову, одному из своих бывших телохранителей и… спарринг-партнеров по дзюдо. Ему он доверяет больше, чем министрам обороны и внутренних дел или главе спецслужб. Тем самым была обнаружена его цель — предохранить себя от «цветных революций», наподобие тех, что произошли в Грузии и на Украине. Но главным образом речь идет о преторианской гвардии, подчиненной президенту», — указывает Верне.
С другой стороны, Путин навел порядок в Кремле. За последние месяцы он заменил своих первых сподвижников на молодых «технократов», продолжает автор.

Вновь пришедшие — тоже силовики. Но у них нет личных отношений с Путиным. Они обязаны ему всем и находятся у него на службе. Они не стремятся обогатиться. Во всяком случае, немедленно. Они хотят осуществлять власть, полагает обозреватель.

У самого Путина только одна программа: остаться. Он потерпел неудачу с модернизацией российской экономики, которая остается зависимой от экспорта сырья и, в частности, углеводородов. Она больше пострадала от падения цен на нефть, а значит, от отсутствия диверсификации, нежели от западных санкций. В течение нескольких лет уровень жизни россиян снижается. «Власть заменила общественный договор, связывавший ее с обществом: вы потребляете и не вмешиваетесь в политику — на националистическую риторику, нашедшую свое применение на Украине и в Сирии. Путин может гордиться тем, что вернул Москве ее статус незаменимого голоса в международном концерте держав», — комментирует Верне.

Но что сверх этого? Единственная руководящая идея: стабильность. В ходе своей ежегодной пресс-конференции он даже ввел в русский словарь новое имя нарицательное: он выступил против тех «саакашвили», которые подстрекают к заговорам против существующей власти. Для Путина «саакашвили» — это синоним бунтовщика, провокатора, нарушителя спокойствия, говорится в статье.

Он не хочет такого у себя в стране и уподобляет любого оппозиционера подрывному элементу. Он рассчитывает на еще присутствующее у части населения неприятие хаоса первых посткоммунистических лет, с тем чтобы убедить людей, что его правлению нет альтернативы. Однако после падения СССР прошло уже более четверти века. В памяти новых поколений нет столь болезненных воспоминаний, как у их отцов и матерей. Они подключены к глобализации и ждут чего-то другого, чем сохранение того, что есть. Они осознают, и не только в крупных городах, что возможен другой путь. «До сегодняшнего дня Путин не продемонстрировал, что у него есть ответ на этот вызов», — заключает Верне.

Источник    https://www.inopressa.ru